Mar. 23rd, 2014

igor_1947: (я)
игра_тронов

Через несколько недель «Игра престолов» возвращается на телевидение, и, судя по общему настроению, в связи с этим все мы должны быть в экстазе. Однако почему именно «Игра престолов» — из всех фантастических сериалов — стала таким значимым культурным феноменом? Дело в двух культурных тенденциях, укорененных в массовых страхах перед жизнью в 21 веке.

Для начала нужно отметить, что «Игра престолов», разумеется, просто восхитительна, и это нельзя сбрасывать со счетов. Ее сценарий, основанный на знаменитых романах Джорджа Мартина, так остер, что им можно порезаться. Актерский состав великолепен почти без исключений, а мир достаточно сложен, чтобы в нем можно было заблудиться, но содержит достаточно странного и гротескного, чтобы зритель не заскучал. Таким образом, одной из причин успеха «Игры», бесспорно, следует считать качество самого сериала.

Тем не менее, помимо этого «Игра престолов» явно задела некоторые струны коллективного бессознательного, чего редко удается добиться масс-медиа. Что же это за струны?

Не стоит забывать, что когда «Игра престолов» впервые вышла в 1996 году, ее восприняли в первую очередь как бунт против стерильной и выдохшейся традиции эпической фэнтези. Жесткий финал, минимальное использование магии и крайняя жестокость мира выглядели особенно реалистично на фоне легионов подражателей Толкина, из творчества которых состоял в то время жанр. Никто не считал, что роман Мартина как-то особенно актуален для клинтоновской Америки — речь шла только об обновлении выродившейся традиции фэнтези про «средневековую Европу».

Однако с тех пор в массовой культуре возобладали две тенденции, которые неожиданно сделали «Игру престолов» актуальнее, чем 18 лет назад:
Мания антиутопий и апокалипсисов... )
По материалу публикации: Two Reasons That Explain Why We're All Obsessed with Game of Thrones
igor_1947: (я)
На протяжении четверти века поэт, прозаик и эссеист Сергей Магид разрабатывает историософскую концепцию России. Магид работает в Национальной библиотеке Чешской республики, в самом центре Праги. В его биографии есть одна немаловажная деталь, позволяющая ему рассуждать об имперских комплексах России с особым основанием. Впервые Сергей Магид приехал в Чехию 46 лет назад, на интересном транспортном средстве — на танке. Магид — советский оккупант в буквальном смысле, радист танка Т-62. Его рассказ об оккупации — «Отчет за август» — напечатан в журнале «Иностранная литература» в 8-м номере за прошлый год. Но у Сергея Яковлевича есть и другие причины оценивать сегодня Россию под историософским углом — это доскональное знание истории Крыма. Знание — буквально — из первых рук. Сергей Магид много лет проработал в Крыму археологом.

Profile

igor_1947: (Default)
igor_1947

August 2014

S M T W T F S
     12
34 56 7 8 9
10 11 12 13 14 1516
1718192021 22 23
24252627282930
31      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 06:12 pm
Powered by Dreamwidth Studios