Jan. 22nd, 2014

igor_1947: (я)
На Украине политическая полемика и манифестации на площадях в течение многих недель поляризуют общественное мнение. Возникли две противоположные фракции «русофилов» и «западников». Происхождение этого политического и культурного раздела связано с давними историческими событиями. После общего начала возникли украинский и русский национализм.

В древние времена Киевская Русь объединила племена восточных славян, обитавших в болотистой местности в районе Припяти. Их центром стала нынешняя столица Украины. Переходом от «предыстории» к цивилизации традиционно считается 988 год, когда святой Владимир после анализа основных религиозных традиций современного ему мира решил выбрать византийское христианство, которое он счел наиболее подходящим для «духа народов Руси». В результате его крещения, а также крещения его подданных образовалась священная связь между тремя государственными опорами - самодержавием, народом и территорией.

Великий раскол христианской церкви укрепил связь Руси с духовной и культурной византийской сферой. Несмотря на общее происхождение, первые элементы разрыва внутри Руси возникли в XIII веке, когда восточная часть государства (будущая Россия) подпала под монголо-татарское иго, а на западные территории (будущую Украину) вторглись поляки и литовцы. Эти два события заложили основу одного из предрассудков, который с середины 19 века стал питать антироссийские настроения украинских националистов. По их мнению, московиты восприняли «азиатские» обычаи от их угнетателей в результате многовековых контактов с татарами.

Преемственность русского государства была обеспечена в результате героической борьбы во главе с Александром Невским сначала против шведов, а потом против ордена меченосцев Альберта Буксгевдена. Центр власти был перенесен из Киева, колыбели восточных славян, на север. В 1378-1380 годах победы Дмитрия Донского над татарами сделали Москву, игравшую до этого незначительную роль, новым эпицентром владений восточных славян, а западные территории древней Руси оставались частью Великого княжества Литовского и Королевства Польского. Так, различные исторические пути привели к четкому разделению восточных славян.

Новая важная причина раскола возникла в 1596 году, на этот раз в области конфессий. Власти Речи Посполитой, до этого одни из наиболее толерантных в Европе XVI века, решили проводить политику обращения в католичество сообществ восточных славян, проживавших в границах государства (предшественников современных западных украинцев) с помощью ордена иезуитов. В результате такой политики православные христиане были вынуждены признать «примат Петра» в обмен на сохранение византийских обрядов и векового права священников вступать в брак. Таким образом, возникла самая большая униатская церковь Европы, широко распространившаяся на Западной Украине, впоследствии навлекшая на себя гнев царя Николая I (в 1839 году) и затем Сталина (в 1945 году). Московская православная церковь, в 1589 году получившая статус патриархата, в ответ создала Киево-Могилянскую академию. Она должна была стать оплотом православия, но способствовала проникновению латинского гуманизма на киевскую, а также на московскую территорию в результате культурных связей с Польшей. Греко-католическая церковь остается самым главным камнем преткновения в отношениях между Святым Престолом и Московским патриархатом. Ватикан считает, что в ней никогда не были до конца реализованы принципы католицизма, а Московский патриархат считает, что она возникла в результате прозелитизма со стороны Рима на территории, принявшей христианство тысячу лет тому назад. Кажется, именно существование униатской церкви стало основным препятствием для выполнения пасторской миссии Папы Войтылы в России.

На религиозный раскол наложилась еще одна политико-территориальная составляющая. В 1654 году на фоне войн между Москвой и Польшей, в которой украинское казачество пользовалось частичной автономией, Богдан Хмельницкий подписал с Алексеем Михайловичем, вторым царем из династии Романовых, Переяславский договор, по которому восточная часть казачества перешла в подданство русского царя. До сих пор русская историография, унаследованная от советских времен, спорит с украинской историографией националистического толка. Русские считают, что таков был неизбежный ход исторических событий, а украинцы считают, что это был договор между равными, заключенный временно на волне антипольских настроений.

После третьего раздела Польши в 1795 году к Российской империи перешли восточные польские земли, то есть правобережная Украина, расположенная на правом берегу Днепра. Таким образом, Россия вступила в прямой контакт с регионами Центральной Европы. Восточная Галиция была частью Австро-Венгерской империи и разделяла ее судьбу вплоть до 1918 года. С этого момента вплоть до возрождения независимой Польши польские шовинисты настойчиво требовали возвращения своих восточных территорий, связанных с Польшей исторически и в культурном плане, которые Российская империя считала своими западными краями, когда-то входившими в состав Киевской Руси. Так возник идеологически неразрешимый конфликт. Что касается «малороссийских» территорий (термин возник в 19 веке для определения юго-восточных губерний, населенных в основном украинцами), то там не было никаких конфликтов вплоть до Великой Октябрьской революции и гражданской войны, превратившей Украину в настоящее поле битвы.

После окончания Первой мировой войны, поражения в ней России и заключения Брест-Литовского мира (1918 год) короткое время существовала независимая Украина, но ее независимость была жестоко нарушена вторжением Красной армии, и в 1922 году Украина вошла в состав Советского государства на правах федеративной республики, в то время как восточная Галиция, ставшая колыбелью украинского национализма, вошла в состав возрожденного Польского государства.

В первые годы Второй мировой войны на основе пакта Молотова-Риббентропа молдавские и западные украинские территории были аннексированы Советским Союзом. Такое положение сохранялось до июня 1941 года, когда немецкий вермахт начал операцию «Барбаросса». Только в 1944 году эти территории были снова «освобождены» в соответствии с официальной советской доктриной, несмотря на ожесточенное сопротивление националистов Украинской повстанческой армии (УПА) Степана Бандеры, которые вели партизанскую войну до начала 50-х годов. После победы над фашизмом Сталин отобрал имущество униатской церкви и передал его Московскому патриархату. Оно вновь перешло к приверженцам церкви Западной Украины в 1991 году после распада СССР.

Последние изменения в территориальном устройстве восходят к 1954 году, когда первый секретарь Коммунистической партии Никита Хрущев отдал Крым Украинской Советской Социалистической Республике в честь трехсотлетия присоединения Хмельницким Украины к России. После распада Советского Союза эта уступка дала повод к новому спору, так как Севастополь был основной базой советского и российского флота на Черном море. Немаловажно и то, что распространение украинского языка в Крыму было ограниченным по сравнению с русским и крымскотатарским.

В результате такой истории на Украине можно выделить три зоны. На русскоязычном (если не на чисто русском) востоке большинство населения все еще смотрит в сторону Москвы, с которой оно имеет сильную историческую, религиозную и духовную связь. Многие имеют родственников в России. На западных территориях господствуют в основном националистические настроения, основной язык - украинский, а церковь - грекокатолическая. Раздел двух территорий проходит по Днепру, приднепровские территории являются переходной зоной политической и языковой ориентации. Если верно, что земли к востоку от Днепра вместе с Киевом вновь вошли в российскую орбиту в 1654 году, то правда и то, что правобережная Украина и Волынь вошли в состав России в 1795 году, а восточная Галиция была аннексирована СССР только в 1945 году. Наконец, Крым стал украинским в разгар холодной войны. Эта периодизация полезна для понимания различной степени проникновения русской культуры и русского языка на территорию современной Украины. Этому делению соответствует политическая ориентация: филорусская - у граждан восточных регионов и филоевропейская - у жителей западных территорий, исторически находившихся в более тесном контакте (хотя зачастую и в подчиненном положении) с Польшей, Австрией и Венгрией.

В Вильнюсе 28 и 29 ноября между Россией и Европейским Союзом была разыграна партия за контроль над некоторыми бывшими советскими республиками, за их включение в зону европейского влияния или в состав Евразийского союза, возглавляемого Россией. Мог ли Европейский Союз, отягощенный собственными внутренними проблемами, сознательно надеяться расширить свое влияние на территорию Украины, вторую по значимости в плане народонаселения и экономики бывшую советскую республику? Как было известно Кэтрин Эштон и руководству ЕС, было бы очень трудно убедить Януковича принять экономическую помощь Брюсселя в обмен на требование обновления политической системы в результате реформ, направленных на создание прозрачности украинских институтов. С другой стороны, Москва обладающая большим геополитическим влиянием, сделала щедрое предложение, особенно в энергетической области. Кроме того, Путин не требовал от Киева изменения политической системы. Чем обусловлена такая щедрость? С точки зрения Кремля, Украина является не только ее ближайшим «заграничным соседом» и колыбелью русской нации, но и представляет обширный рынок, а кроме того, она прислушивается к мнению Москвы.

Итак, сложившаяся ситуация очень сложная, потому что Украина, в соответствии почти со всеми политическим анализами, понимается как спорная зона между европейской и российской сферами влияния. А если рассматривать Украину как мост для сближения Российской Федерации и Европейского Союза? Тогда, возможно, Россию опять стали бы считать частью Европы вопреки традиционной евразийской точке зрения, характерной для славянофилов и проникшей в сознание россиян. Если бы Европейский Союз рассматривал отношения с Москвой не как факт восточной политики, а как часть аутентичной внутренней политики или хотя бы как отношения между близкими соседями, то он мог бы быть более притягательным для Украины и в то же время уменьшить вероятность ее внутреннего раскола.
igor_1947: (я)
По материалам
иносми
Надпись на могиле Карла Маркса на Хайгейтском кладбище в Лондоне гласит: «Пролетарии всех стран — соединяйтесь». Конечно, все закончилось не так. Тот громкий шум и возбуждение, которые движению Occupy удалось создать за несколько коротких месяцев, сменились оглушительной тишиной и молчанием.
Нечасто мы слышим, как заводские рабочие в Детройте в едином порыве с китайскими братьями по классу из Даляня кричат своим капиталистическим боссам: «Пошли вон!» В действительности, по мере того как глобальные транснациональные компании ослабляют силу и власть профсоюзов, заводские рабочие в богатых странах проявляют все меньше желания помогать своим товарищам из бедных стран.
Но существует точка зрения (которой придерживаются отнюдь не только немногочисленные профессора-троцкисты из Новой школы), что глобальная классовая политика возвращается. Если это так, то мировой элите пора начинать трепетать. Конечно, это не звучит так же грозно, как изначальный призыв браться за оружие, однако новый призрак все же может вскоре начать преследовать пресловутый один процент. Речь идет о массовой политической активности среднего класса.
Read more... )

Profile

igor_1947: (Default)
igor_1947

August 2014

S M T W T F S
     12
34 56 7 8 9
10 11 12 13 14 1516
1718192021 22 23
24252627282930
31      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 11:37 pm
Powered by Dreamwidth Studios